В юнию, перед 70 рокы

02.06.2015 11:15

В юнию, перед 70 рокы, 15.06.1945, вышло первое число новинкы Руске Слово (Новый Сад), что и дотеперь выходит кажду пятницю. Была то побѣда Русинов в окремо взятой ревизионистичной Югославии, не признавшой рѣшеня 5. конгресса Коминтерны (1924), постановившого же вшиткы Русины мают быти Украинцями. Так же Русины мают причину святковати 70-роча побѣды над ортодоксным коммунизмом. З той нагоды кличеме нашых читателей при­по­мя­нути собѣ красный юбилей з перечитаньом едной невеличкой гуморескы в юнийовом на­строю з то­го заслуженого выданя.


Вытримали два днѣ з ночов

Бабы Марѣны и дѣда Митровы «Французы» пришли до старого краю на од­почивок. Раховали собѣ, же ту красна природа, салаш, стародавны ѣдѣня, тай уви­дят бабу и дѣда.

Сын Янко знае еще з дѣтства, что то салашскый живот, а спознат го те­перь и невѣста Жужи, та и их внук П’ер.

Правда, кой пришли на салаш, найбаржей ся поморщила невѣста, каммай як учула, же на салашу нѣт електрикы. Кой видѣла, же нѣт ани купалнѣ, а же на за­ход треба пойти аж до гумна, такой ей закрутило у брюху.

Уже первое рано П’ер ся скаржив матери, же не може спати од тых ро­га­тых животинь, од коров, что бучат на повное харло. Положив и вату до ух, але не помагало.

Баба Маря додня встала зготовити фрыштик. Дѣдо уже подоив, та з жох­та­ря насыпав до горняток молока, най видят його «Французы», что то пра­вое мо­локо. Янко ся не мог дочекати, коли ся його пробудят и прийдут фрыш­ти­ко­ва­ти, та пошов порозникати ся около салашу.

Коло полудня перва з хыжи вышла невѣста Жужи, така у бикинах, як на пла­жи, та просто под грушку обпальовати ся. Взяла зо собов и окулярѣ од сон­ця, великый соломяный калап и фотяк. За нев вышов и П’ер у купалных гатьох, а в подплечу му стырчит нотбук.

– Бонжуррр! – указала ся невѣста старым под ганком.

Кой их такых розголеных увидѣла баба Маря, аж ей окулярѣ упали до ла­­во­ра над котрым обберала когута.

– Боже, что тота выставлят задок, чей нас хоче фоткати?! – чудом ся чудуе дѣдо Митро.

Жужи пак зняла горню часть бикинов, тадь бо так роблят на нудистичных плажах, а дѣдо аж хотѣв зомлѣти. Такой скричав на сына:

– Янку, тота твоя гола голючка, ачей пошалѣла, ци что!

– Ей, та де, она лем у топлессу. Хоче ся всягды добрѣ обпалити, – змирюе Ян­ко свойого отця.

Невѣстѣ того не было доста, та рушила просто до «лѣса», на поле по­сонѣч­ника. Махае трактористам, что по польовици переходили там на поле, а им аж дых сперло, вшак за дику дѣвку у маку чули, але у посонѣчнику нияк раз.

Перед вечером вшиткым уже досадило такое лѣтованя. «Французы» ся спаковали до авта, та гайда до Греции на море, на правый одпочивок.

Двое стары на салашу аж оддыхли з полегкостьов.

Но, быв то куртый, але барз возбудливый тот их одпочивок.

– Два днѣ з ночов, – пробурконѣв дѣдо Митро.

– Будеме мати о чом через цѣлый год приповѣдати, докы нас знова не при­йдут навщивити, – додала баба Маря.

Владимир Дудаш Иванов
Рисунок: Любомир Сопка

 

Жерело: Руске Слово, ч.46(35551), 15.11.2013. Ст.16