Осень на верховинѣ

15.09.2014 22:08

Курта лирична шкица Ивана Комлошия написана в збалансованом невтралном клю­чи, без перегнано страдал­ницького тона. Припоминат она лѣпшы описы под­кар­патской Верховины, котры находиме у А. Годинкы и А. Митрака.

 

Лѣто прошло. Осень наступила.

Веселы и теплы днѣ горячого лѣта минули ся. Лучѣ сонця не грѣют, не при­пѣкают на чоловѣка и не обпалевают его бѣлое тѣло до буроватого цвѣта. В рѣкахъ не купают ся, не освѣжают ся, не прячут ся од недающых покоя лучи. В лѣсах не видиме оддыхаючых туристов, не скрывают ся в тѣни лѣсов молоды любовны пары, и не спѣват им на стрѣчу голосистый соловѣй...

На верховинѣ осень омного скорше наступат, як на широкых ровнинах. На высотѣ даколько сто, тысячи метров в горах, ранше остатных краи, паде снѣг, настают холоды, и воцаряют ся, бѣснуют ся по голых, осенных, горскых хреб­тах сѣ­вер­ны вѣтры.

Ту осень настае зо зачатком септембра. Од септембра полонины постепенно пу­стѣют, пастухы опущают верхы гор, спущают ся в долины, згоняючи стада овець, коров, волов и пилуют в села, обы, покля мож, умѣстити ся там и пере­ждати холодну сѣверну зиму в селѣ, де болше тепла и утулного мѣста. Салашѣ, колибы пустѣют, лѣсы тратят пожолтѣлы листы и стоят голы, пусты, з вы­сох­лы­ми вѣтвами, кроз котры вѣтер проносит ся, несе ся и свистит, вые осенну пѣсню. Зелена, густа, як называют ю в пѣснях – «шолкова» трава на лугах, до­ли­нах и полонинах, под натиском вѣтра згынае ся ку землѣ и болше не встае. Так она спочивае до ранной весны, коли, дякуючи сонѣчку снѣг топит ся, лан­цы холодной зимы перерывают ся, тогды она встае, обы ожити наново, до обратного прихода весны...

По ранах и вечерах стае по верховинѣ холодно, а валалы, села и верхы щезают в густой и прозрачной мряцѣ. Сонѣчко, котрое теперь поздно встае, не мае то­ль­­ко сил, обы могло своими, косыми и доста слабыми лучами пробити ся через то­ту стѣну мрякы.

В нынѣшном часѣ осень зовсѣм оцарила ся на верховинѣ. Признак ей вер­хо­вин­цю добрѣ знакомый: легкый мороз, долгы ночѣ и мрякы.

Верховинцѣ – народ бѣдный, но богобойный и трудолюбивый – з настанем пер­вых осенных дни, заберают из гор, поли вшитко то, што им там в ништожных роз­мѣрах уродило ся. Родят ся на верховинѣ болше всего кромплѣ. Ту-там за­сѣ­я­ный кус землѣ и кендерицев. Но она ту, на верховинѣ не дозрѣвае до своей пристиглости и не родит ся в такой колькости, як на долинѣ. Верховинцѣ збе­рают пилно урожай з поля, бо, кедь бы настали морозы, а за ними по­слѣ­до­вал снѣг, та вся работа, весь лѣтный труд верховинця бы пропал, бо из замо­ро­же­ной горской землѣ нич не мож выбрати.

По горскых полях пусто, лем дѣти выгоняют коровы на опустѣлы поля, де и уважают на них. На полях розпалюют огнѣ, дым котрых мряков розносит ся до края околицѣ.

Характерным явом осени на верховинѣ являт ся так называное «бабино» лѣто, циже паучина, котру горскый вѣтер розносит по полях.

З настанем осени верховинець спущат ся в долину, иде в город закупити най­болше нужное для долгой и скучной зимы. Работы на полѣ нѣт, зато они идут в найближы лѣсы, обы заобезпечити ся дровами.

Так едноставно и доста скучно царствуе осень на верховинѣ.

Въедно з осенев наступат и скука для верховинця, котрый не любит зиму, бо она приносит ему холод, морозы, снѣг а часто и голод.

         

    Жерело: Русскій календарь на годъ 1942.
 Изданіе Общества Русскихъ Братствъ въ Соед. Штатахъ С.А.

http://rolandanderson.se/Pravda_Press/Kalendar1942/peakoffall.php