Нашы вулканы

26.04.2013 11:00

     Народны переказованя, особливо ж назвы гор и вершков свѣдчат о том, же в нашом краю даколи было много вулканов. Се потвержуют также выслѣжованя ученых географов. По их выслѣжованю цѣлое внутрен­ное пасмо нашых гор, якое тягне ся од долины Уга аж до перелому Тисы коло Севлюша — е вулканичного проис­хоженя. Се пасмо стоит з двох груп гор: з Вигорлата и Великого Дѣла. Властивый Вигорлат е вже в восточной Словач­чинѣ, еднакож од сего вершка перейшла назва на цѣлое пасмо, якое тягне ся од Лаборця до Латорицѣ.

     В сем пасмѣ находиме много слѣдов давно выгаслых вулканов, Сут се так званы вулканичны пер­стенѣ, на многых мѣстах зо слѣдами давных кратеров.

     Первы сякы перстенны горы нашого Вигорлату сут горы Анталовецкой Поляны, або Синатории. Тут мож видѣти не лем слѣд давного кратера во формѣ обширной котловины, али тыж стары струи лавы. Найвызначнѣйша струя текла попри нынѣшного села Ярок на Худлево.

     Окрем Анталовецкой Поляны важнѣйшы вулка­ничны перстенѣ у пасмѣ Вигорлату: Маковиця, Обавскый Камѣнь, Солочинскый Синяк.

     До вигорлатского пасма од востоку приключат ся Великый Дѣл — од Латорицѣ до Тисы. Его перерыват долина Боржавы. Межи Латорицев и Боржавов зазриме красный тип вулканичного стожка (копця): Борлов Дѣл.

     Тут е и найвысша гора цѣлого вулканичного пасма: Бужора. Еѣ старый выгаслый кратер мает форму непра­вил­ного четверокутника.

     Межи Боржавов и Тисов вызначными вулканич­ными перстенями сут перстенѣ Клобука и Товстого верха.

     Треба щи спомянути зо старых выгаслых вул­канов севлюшску Чорну Гору и хустску Зам­кову Гору.

     Чорна Гора е як бы половина вулканичного стожка, половина давного кратерового котла, обер­нена до Тисы, яка тече такой под горов.

     Хустска Замкова Гора стоит зовсѣм одокремено и мат форму майже правилного стога.

     Сюды принадлежат щи дакотры выгаслы вулканы з Гутинского пасма, якое тягне ся на юг од Тисы в Румы­нии. Межи сими красну стогову форму мае вышковска Замкова Гора.

Вулканичное пасмо нашых гор падае на сѣвер стром­ко. Од вонкашного пасма пѣсковых гор оддѣляе его доста широка долина, яка веде в линии Перечин—Туря Ремета—Свалява—Довгое. На юг спущают ся вулканич­ны горы лагодными горбами на широку Тисанску ров­нину. На сих горбах родит ся доброе вино (Середное, Чертеж, Мужай, Севлюш, Берегово).

     Высшы горы заросли густов зеленев листовых лѣсов. Добрѣ нам позирати нынѣ на сѣ зелены лѣсы и на буйны винницѣ — и думати, якый красный краевид давали даколи сѣ горы, коли з них лляла ся щи горячо-текуча лава до глубокого моря, якое обмывало их южны подножа.

     Може было то красше, али нынѣ е то лѣпше. А бизовно нико з вас не жалуе, же сѣ нашы вулканы вже спокойно собѣ сплят. Желайме им доброго и вѣчного одпочинку.

     «Дыхалка»

     Од Королева (Кѣральгазы) на восток, межи Су­хыми горами е гора, звана Садок. На вершку той горы е една бездонна яма, котру народ той околицѣ называт Дыхалков. 

     Коли быв ем малым хлопцем, ходячи на грибы, я часто поникав до той ямы и нияк не мог порозумѣти происхоженя еѣ. Даколи думав я, же може колись там люде колодязь копали.. Сев думкою я нияк не быв задоволеный. Нашто бы люде на вершку той горы копали колодязь? Она е далеко од села. А кедьбы колись там  было село, та за ним остав бы быв даякый слѣд, а туй не е ниякого слѣду, лиш лѣс и лѣс, в котром часто лиш вовце выют.

     Коли я ходив до третого школного рока, еден день пан учитель говорив нам такое:

     «Колись наша земля была огняным тѣлом и в круженю своем довкола своей оси и сонця зачала стыти. Чим дале, тым вецей кора землѣ выстывала так, же днесь уже лиш у великой глубинѣ она горит».

     «Наша земля горит?» — Всѣ мы зачудовано звѣдали ся од пана учителя.

     «Айно, горит,» — продовжав пан учитель, — «Се можеме доказати з того, же чим глубше йдеме до землѣ, тым е теплѣйше и наконець дойшли бы мы до такой теплоты, же не могли бы мы сей выдержати. В нашой земли находят ся рознѣ минералы. Тоты минералы од великой теплоты в значной глубинѣ землѣ топлят ся. В часѣ топеня постае поломень, котра не мѣстит ся под землев и гледат мѣста обы выбухнути. Тогды постане великое землетрясеня. Сеся поломень звыкла в поединокых горах выбухнути и такѣ горы зовут ся вулканами. Там, де сеся поломень выбухат, на вершку вулкана е велика, бездонна яма, котра зове ся кратером. Через тот кратер первый раз выбухне дым, потому розтопена материя, котра зове ся лавов. Коли сеся лава выбухне, звыкла знищити цѣлу околицю, котра находит ся при вулканичной горѣ. Днесь уже на многых мѣстах тоты вулканы не дѣйствуют, бо вже земля глубше выстыла, як колись была и розтопена материя не мае силы крозь велику версть землѣ выбухнути. Сякѣ вулканы зовут ся выгаслыми. И нашѣ горы были колись вулканичными, но теперь вже выгасли лиш туй-там зостав ся слѣд з их кратеров».

     Послѣ толкованя пана учителя о вулканах, я дораз порозумѣв происхоженя бездонной ямы на горѣ Садок. Люде и дале называют еѣ Дыхалков, а я вже буду называти еѣ кратером выгаслого вулкана.

Литературна Недѣля, 1929