1722–1794 Григорий Сковорода. Всякому городу нрав и права. То не выжадуе коментарь.

13.03.2013 21:45

 

Григорий Саввич Сковорода (1722–1794)
САД БОЖЕСТВЕННЫХ ПѢСНЕЙ,
Прозябшій из зерн Священнаго Писанія
ПѢСНЬ 10-я

Григорий Савич Сковорода (1722–1794)
 
Учебник украинськой литературы
Всякому городу нрав и права.
Всяка имѣет свой ум голова.
Всякому сердцу своя есть любовь.
Всякому горлу свой есть вкус каков.
А мнѣ одна только в свѣтѣ дума.
А мнѣ одно только не йдет с ума.
 
Петр для чинов углы панскіи трет.
Федька купец при аршинѣ все лжет.
Тот строит дом свой на новый манѣр.
Тот все в процентах, пожалуй повѣрь.
А мнѣ одна только в свѣтѣ дума,
А мнѣ одно только не йдет с ума.
 
Тот непрестанно стягает грунта.
Сей иностранны заводит скота.
Тѣ формируют на ловлю собак.
Сих шумит дом от гостей, как кабак.
А мнѣ одна только в свѣтѣ дума.
А мнѣ одно только не йдет с ума.
 
Строит на свой тон юриста права.
С диспут студенту трещит голова.
Тѣх безпокоит Венерин Амур.
Всякому голову мучит свой дур.
А мнѣ одна только в свѣтѣ дума.
Как бы умерти мнѣ не без ума.
 
Смерте страшна! замашная косо!
Ты не щадиш и царских волосов.
Ты не глядишь, гдѣ мужик? а гдѣ царь?
Все жереш так, как солому пожар.
Кто ж на ея плюет острую сталь?
Тот, чія совѣсть, как чистый хрусталь.
Всякому місту — звичай і права,
Всяка тримає свій ум голова;
Всякому серцю — любов і тепло,
Всякеє горло свій смак віднайшло.
Я ж у полоні нав'язливих дум:
Лише одне непокоїть мій ум.

Панські Петро для чинів тре кутки,
Федір-купець обдурити прудкий,
Той зводить дім свій на модний манір,
Інший гендлює, візьми перевір!
Я ж у полоні нав'язливих дум:
Лише одне непокоїть мій ум.

Той безперервно стягає поля,
Сей іноземних заводить телят.
Ті на ловецтво готують собак,
В сих дім, як вулик, гуде від гуляк.
Я ж у полоні нав'язливих дум:
Лише одне непокоїть мій ум.

Ладить юриста на смак свій права,
З диспутів учню тріщить голова,
Тих непокоїть Венерин амур *,
Всяхому голову крутить свій дур.
В мене ж турботи тільки одні,
Як з ясним розумом вмерти мені.

Знаю, що смерть — як коса замашна,
Навіть царя не обійде вона.
Байдуже смерті, мужик то чи цар,—
Все пожере, як солому пожар.
Хто ж бо зневажить страшну її сталь?
Той, в кого совість, як чистий кришталь...
 
Савин Григорий Сковорода (1722–1794)
по русинськы (С. Слободан)
 
Григорий Саввич Сковорода (1722-1794)
по-русски
 
 
Всякому городу нрав и права.
Всяка имѣет свой ум голова.
Всякому сердцю лем свое на дяку.
Всякой гортанцѣ чтось инше до смаку.
А мнѣ една лем на свѣтѣ дума.
А мнѣ едно лем не йде з розума.

Петер на службѣ щи й гатѣ протре.
Ферко бовташ кедь не скламе, та вмре.
Тот ставит дом свой на нову манѣру.
Тот лем в процентах, кедь хочеш, повѣруй.
А мнѣ една лем на свѣтѣ дума,
А мнѣ едно лем не йде з розума.

Тот непрестанно стягае грунты.
Сей иностранны заводит скоты.
Тѣ на гайтовы ладят ся из псами.
Сих дом як корчма, гучит из гостями.
А мнѣ една лем на свѣтѣ дума.
А мнѣ едно лем не йде з розума.

Строит на свой тон юриста права.
С диспут студенту трѣщит голова.
Тых безпокоят любовны амуры.
Всякому в голову йдут свои дуры.
А мнѣ една лем на свѣтѣ дума.
Обых свой вѣк не жыв без розума.

Смерте страшна! замашная косо!
Ты не сануеш ни царськых волосов.
Ты не позираш, простак, або царь?
Все жереш так, як солому пожар.
Хто ж ся выкашле на острую косу?
Тот, чия совѣсть е чиста, як роса.
 
Всякому городу нрав и права;
Всяка имеет свой ум голова;
Всякому сердцу своя есть любовь,
Всякому горлу свой есть вкус каков,
А мне одна только в свете дума,
А мне одно только не идет с ума.

Петр для чинов углы панские трет,
Федька-купец при аршине, все лжет.
Тот строит дом свой на новый манер,
Тот все в процентах, пожалуй, поверь!
А мне одна только в свете дума,
А мне одно только не идет с ума.

Тот непрестанно стягает грунта,
Сей иностранны заводит скота.
Те формируют на ловлю собак,
Сих шумит дом от гостей, как кабак,—
А мне. одна только в свете дума,
А мне одно только не идет с ума.

Строит на свой тон юриста права,
С диспут студенту трещит голова.
Тех безпокоит Венерин амур,
Всякому голову мучит свой дур,—
А мне одна только в свете дума,
Как умереть бы мне не без ума.

Смерте страшна, замашная косо!
Ты не щадиш и царских волосов,
Ты не глядиш, где мужик, а где царь,—
Все жереш так, как солому пожар.
Кто ж на ее плюет острую сталь?
Тот, чия совесть, как чистый хрусталь...
 


Жерело: http://www.ukrlit.vn.ua/lib/skovoroda/gr233.html